Как часто вы ловите себя на мысли, что перед вашими глазами, пожалуй, самый исключительный музыкальный инструмент, который вам когда-либо попадался? Наверняка не часто, конечно если вы сам случаем не коллекционер неординарных струнных и духовых изделий. Но даже если вы далеки от музыки, но все-таки она определяет ваше настроение сквозь динамики, то вам отнюдь не будет лишним узнать о паре-другой самых необычных, и возможно самых странных музыкальных изделиях, которые в руках тех или иных эстетических виртуозов завоевали и обрели нового значения, определяя уже культурное наследие человечества и заслуживающих отдельного внимания.       

Пожалуй, самой удивительной работой шведского художника Ларса Уиденфалка смело можно считать каменную скрипку по имени Blackbird, поскольку она единственная в своем роде, ибо по звуку практически неотличима от обычной  деревянной скрипки. Дека «Черной птицы» было изготовлено из черного диабаза, а струнный мост вытесан из желтого бивня мамонта, найденного в Сибири, а воссоздана чернявая красавица была по эскизу итальянского мастера струнных инструментов Антонио Страдивари, однако с некоторыми техническими изменениями, дабы позволить ей воспроизводить нужные звуки из твердыни. Свое имя скрипка Ларса получила не только из-за своей окраски, как можно изначально подумать, а и потому что некогда Страдивари имел страсть давать своим струнным произведения «птичьи» имена.
469b46f1533b57d0768078c134a2ef38cf473590
Идея создания такого по странному красивого и тяжелого инструмента пришла к Ларсу, во время работы по оформлению здания одной из норвежских телестудий в Осло приблизительно в 1990-м году. В то время он отметил, что блоки диабаза источают поразительно красивые эхо во время работы с молотком и зубилом по ним, а там более с данного материала легче всего вытесывать нужные вам формы, ведь как известно многие скульпторы любят работать с ним; а тем более он интересен, поскольку геологи посвятили его изучению не одно столетие, ведь, как известно диабаз является одной из структур вулканических горных пород.   

Если вдаться в подробности, то диабаз представляет собой полнокристаллическую породу вулканической природы, отчего его наиболее часто можно встретить в черном цвете или с мелкозернистыми вкраплениями других пород или минералов. Он обладает высокой прочностью, а по своему химическому составу наиболее близок к базальту; используется, обычно для облицовки чего-либо (из-за своей твердости и стойкости к внешним воздействиям). Например, Красная площадь в Москве вымощена именно диабазом, а из крымского диабаза сложен дворец Воронцовых, что в Алупке. 
Возвращаясь к Ларсу и его «Черной птице», то, как только художник завершил все свои дела с оформлением норвежской телестудии, он, недолго думая обзавелся собственным диабазовым блоком, который позаимствовал с заброшенной надгробной плиты родного деда. Начиная работать над данным проектом, Ларс все чаще задавался вопросом: «Может ли художественный материал стать  музыкальным и воспроизводить нужные звуки?». Тем не менее, надгробная плита деда пока не готова была давать подобных ответов, поскольку оказалась недостаточно большой, дабы можно было из нее классическую скрипичную форму. Однако спустя какое-то время мастер пришел к выводу сделать заднюю панель из порфира (еще одной мелкокристаллической изверженной горной породы, привезенной из южной шведской провинции Härjedalen и возрастом около 1,9 миллиарда лет), что значительно упрощало ему задачу как с эстетической точки зрения так и с концептуальной.

Так сложилось, что работа Ларса над созданием Blackbird продлилась два года с лишним, поскольку данная скрипка требовала к себе отдельного внимания, да и как можно себе представить, подход к ее конструкции радикально отличался от сборки обычной. Тем не менее, то, что вышло у Ларса в итоге заслуживает двух лет кропотливой работы: форма каменной скрипки была выточена из надгробного камня при помощи гидроабразивной резки, а после отдельные ее детали обрабатывались и конструировались художником полностью вручную, а значит, являются исключительными, поскольку те персональные для необычного  инструмента. Внутренняя коробка обрамлена золотом, гриф выполнен из темного дерева, а струнный мостик из желтоватого бивня сибирского мамонта, словно намекающий зрителю о желтом клюве черно дрозда (Blackbird — англ. чёрный дрозд). Конечный вариант каменной скрипки Ларса вышел весом в два килограмма и стал единственным в своем роде, способным воспроизводить звуки, подобно деревянным скрипкам. 
32a6831167E2e90687a046268e11f4
Как известно, нечто похожее на Blackbird позже сделал чешский художник Ян Рержих, однако его мраморная шестикилограммовая скрипка вышла слишком грубой внешне и приближенной по своему звучанию, скорее к гитаре. Ныне она покоится в Музее рекордов и курьезов чешского городка Пелгржимов, а ее создатель сейчас живет новой мечтой создания полноразмерного мраморного органа.

Возвращаясь к детищу Ларса Уиденфалка, то после завершения работы над полноразмерной каменной скрипкой по рисунку Антонио Страдивари, ему тут же пришло предложение от знаменитого шведского композитора Свена-Давида Сандстрёма, который буквально загорелся желанием написать музыку для сего чуда, что в итоге и сделал. Так, свой первый концерт Blackbird дала, не успев  залежаться на полке у своего создателя, в 1992-м году в шведском павильоне Seville Expo в Испании. А некоторое время спустя громогласно получила благословение Папы Римского, Иоанна Павла II в Риме. С тех самых пор, черная скрипка побывала в самых знаменитых филармониях Милана, Нюрнберга, Осло, Праги, Люксембурга, Стокгольма и Вашингтона, а также являлась частью художественных выставок и даже снималась в кино.

Сейчас на ней играют знаменитые скрипачи с мировыми именами перед королевскими особами, а ее оценивается Blackbird в 1 000 000 фунтов стерлингов.  



ZHA